0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Свобода, равенство, братство

Свобода, равенство, братство

«Свобода, равенство, братство» – лозунг Великой французской революции впервые был интерпретирован в Декларации прав человека и гражданина, вошедшей в Конституцию Франции 1793 года. В преамбуле этого документа говорится, что «забвение естественных прав человека и пренебрежение к ним – единственные причины бедствий человечества». Утверждение о естественности (врожденности? биологических корнях?) прав впоследствии никем особенно не оспаривалось, а основные идеи Декларации приобрели такую популярность, что к настоящему времени проходят по разделу «права и свободы» в конституциях многих государств, считающих себя цивилизованными.
Однако грандиозный социалистический эксперимент ХХ века, направленный на борьбу с «забвением естественных прав и пренебрежением к ним», закончился полным фиаско. Чем он был – попыткой достижения верной цели негодными средствами? Или права человека не так уж естественны, а значит цель неверна? Последний вопрос может быть предметом теоретического исследования при условии перевода исходных понятий на язык социальной биологии.

Перечитывая первоисточник. Декларация прав человека и гражданина содержит 35 статей, из которых первые 6 частично или полностью посвящены понятиям «свобода» и «равенство». При этом таковые (статьи) не дают прямых определений, апеллируя к интуиции читателя, а авторы документа, очевидно, полагали, что отсылка к ключевым словам «право»/ «права» объясняет все. Понятие «братство» в Декларации отсутствует вовсе, а именно оно (как покажет дальнейшее изложение) является путеводной нитью, ведущей к целостной картине представлений по интересующему нас предмету.

Воплощение альтруизма. Понятие «братство» несомненно связано с поведением, преследующим выгоду не своего носителя, а социального окружения. В биологии ему в точности соответствует термин «альтруизм» или альтруистическое поведение. Существуют различные модели альтруизма, удобной формой отображения которых являются пары «сам – другой» и «проиграл – выиграл». По существу все возможные оттенки поведения здесь могут быть сведены к следующим моделям.
1. «Сам погибай, товарища выручай!» или «сам проиграл, другой выиграл». Это модель самопожертвования, реализация которой связана с подавлением инстинкта самосохранения – основы человеческого поведения в норме. Встречается в экстремальных обстоятельствах, достаточно редко.
2. «Не делай другому того, чего себе не желаешь!» или «сам не проиграл, другой не проиграл». Эта модель лояльности известна как норма христианской морали. Широко распространена в так называемом западном обществе. Представляет собой своеобразный «пакт ненападения».
3. «Живи сам и давай жить другим!» или «сам выиграл, другой выиграл» – модель сотрудничества/ партнерства. Базовая норма внутригруппового поведения во всех устойчивых коалициях (альянсах).
4. «Помощь ближнему (бескорыстное служение)» или «сам не проиграл, другой выиграл». Модель волонтерства (добровольчества). Распространенность связана со спецификой культуры конкретных сообществ.
Итак, основная особенность альтруистического поведения индивида или группы есть сопутствующий выигрыш или, по меньшей мере, отсутствие проигрыша у социального окружения – других людей. Любая модель, в которой «другой проиграл», однозначно является эгоистической.

Общепринятые нормы. Существуют стереотипы современного общественного сознания по поводу альтруистического поведения. Ожидается, что внутри устойчивой (организованной) группы или при мирном межгрупповом взаимодействии участники будут ориентироваться на сотрудничество (модель 3). В условиях случайных контактов предполагается, что контрагенты будут лояльны друг другу (модель 2). Волонтерство и самопожертвование (модели 4 и 1) воспринимаются как превышение нормы и никому не вменяются. Таким образом, альтруизм есть главная норма социального поведения современного Homo sapiens, а идея братства всех людей в качестве своей реализации предполагает безусловное соблюдение таковой. Отсюда «братство» является не правом, а обязанностью – общественным долгом любых нормальных индивидов и групп.
Учитывая сказанное, «равенство» есть одинаковое положение всех контрагентов по отношению к необходимости альтруизма в общественной жизни. «Свобода» же в этом контексте представляет собой возможность выбора любой линии поведения, но только в пределах общепринятых норм (см. модели 2 и 3).
Естественность эгоизма. Вместе с тем, все встроенные поведенческие программы – инстинкты содержат установку на выигрыш своего носителя или, по меньшей мере, отсутствие проигрыша: «сам выиграл/ не проиграл». Это собственно и есть ядро, главная составляющая неальтруистического – эгоистического поведения или эгоизма. В нем положение контрагента (индивида или группы) второстепенно и не обязательно должно соответствовать паре «другой проиграл». Как следствие альтруизм и эгоизм вполне совместимы: эгоистическое ядро содержат три из четырех моделей альтруистического поведения (см. модели 2, 3 и 4). Почему же тогда так часты и привычны отклонения от общественного согласия и лозунг Великой французской революции остается недостигнутым идеалом?

Соблазн простых решений. Эгоистическое поведение поддерживается инстинктами и, таким образом, происходит автоматически. Альтруистическое же управляется ими лишь отчасти и нуждается дополнительно в поддержке со стороны культурных стереотипов своего носителя, а также во внешнем социальном контроле. Имея более сложную природу, альтруизм требует и более высоких энергетических затрат. Отсюда соблазн «простых решений» в поведенческой сфере.

Отклонения от альтруизма. Биологическая интерпретация этих отклонений – паразитизм и хищничество. Паразитарное поведение характеризуется тем, что его носители охотно пользуются благами альтруизма, но не стремятся к созданию аналогичных условий для контрагентов. Хищными являются индивиды и группы, умышляющие и/или действующие против собственности, личности и частной жизни других людей. Экстремальные формы хищного поведения известны как вандализм, терроризм и тоталитаризм. Чем ниже качество культурных стереотипов и социального контроля, тем больше при прочих равных условиях вероятность отклонений от альтруизма.

Биологические корни. Для выяснения природы человеческих «прав» (точнее скрывающихся за этим понятием атрибутов) чрезвычайное значение имеет фиксация нескольких простых истин об индивиде и социуме, давно и хорошо известных.
Аксиома 1 («социальности»). Homo sapiens неустранимо социален: индивид вне общества не становится и/ или перестает быть человеком – теряет важнейшие видовые признаки (Робинзон и Маугли воистину фантастические персонажи!).
Аксиома 2 («успеха»). Любой человеческий успех является «успехом в обществе» – происходит благодаря содействию и/ или отсутствию противодействия со стороны социального окружения.
Аксиома 3 («эгоизма»). Человек – такое животное, которое позволяет себе в отношении представителей своего вида ровно столько, сколько те позволяют с собой сделать.
Аксиома 4 («альтруизма»). Альтруистическое поведение является основой сосуществования
людей или, иначе говоря, главным условием выживания вида Homo sapiens.
Из аксиом 1–4 можно сделать следующие выводы (при желании доказываются как логические теоремы).
Вывод 1. Успешное сообщество состоит из успешных индивидов и групп.
Вывод 2. Консолидация успешного сообщества происходит на основе его стратификации – самоорганизации, группообразования.
Вывод 3. Альтруизм – основной локомотив развития любого сообщества в сторону прогресса.

Код ВФР. Лозунг Великой французской революции (ВФР) представляет собой шифрованное послание – код, который только кажется интуитивно понятным. Во-первых, его следует читать в обратном порядке: «Братство, равенство, свобода». Во-вторых, он состоит не из прав, а обязанностей: «братство» есть главный общественный долг; «равенство» есть одинаковая необходимость этого долга для всех; «свобода» есть ограничение возможностей выбора рамками указанного долга. В-третьих, он действительно содержит атрибуты естественного происхождения, имеющие биологические корни.
В результате правильного прочтения этого лозунга понятно: свобода не вседозволенность, равенство не уравниловка, братство не популизм!
В защиту эгоизма. Так как же быть с эгоизмом? Говоря языком Декларации 1793-го, он есть явный источник «бедствий человечества» и потому нуждается в регулировании. – Отметим, в регулировании только, но не в подавлении, поскольку соответствующее поведение является первопричиной любой человеческой активности. Чрезмерные успехи в борьбе с эгоизмом могут иметь своим результатом пассивность и безразличие.

Читать еще:  Видео игры I.G.I. Origins

Наличная ситуация. Чуть больше 200 лет отделяет нас от коронации Наполеона (произошла 2 декабря 1804 года) – события, которое считается официальной датой окончания Великой французской революции. За это время произошли колоссальные перемены в общественном сознании, но основные враги социального мира – паразитизм и хищничество все еще живы. Действующие культурные стереотипы и системы социального контроля явно не справляются с «соблазном простых решений». Свидетельства этому часто встречающиеся двойная мораль, правовой нигилизм и пустота идеологии (мораль, закон, идеология – каналы воздействия на социальное поведение). С позиций сегодняшнего дня лозунг ВФР кажется практически недостижимым.

Диктат идеологии. Ситуация была бы безнадежной, если бы не существование такого феномена как «диктат идеологии». Дело в том, что совокупность господствующих взглядов по основным вопросам существования социума («общественный строй» плюс «уклад жизни») является мощным источником формирования «подобающего» поведения. Не только тоталитарная – любая доминирующая в сообществе идеология проникает буквально во все поры жизни: идеи действительно правят миром! И социальная гармония до сих пор не восторжествовала, пожалуй, по единственной причине – из-за отсутствия адекватного источника влияния на общественное сознание. При внимательном рассмотрении все известные идеологии обладают одним и тем же недостатком: они недостаточно естественны, не вполне соответствуют биологической природе человека и общества.

Социализм ХХI века. Главным камнем преткновения и самой спорной из всех идей о человеке социальном, по-видимому, является концепция равенства, обычно понимаемая как некий эквивалент справедливости. Позиция биологии по этому вопросу выглядит следующим образом: «Люди равны друг другу в том смысле, что все они являются представителями одного и того же вида Homo sapiens, но вместе с тем они являются совершенно разными – неравными во всем остальном». Отсюда идеологии, построенные на понятиях а) равенства, б) неравенства, в) акцентировании отдельных сторон жизни (например, религии или свободы) заведомо неполны, а значит неадекватны человеческой природе.
Любые политические системы сегодня должны быть направлены на достижение одной цели – неограниченное мирное развитие соответствующих сообществ. Единство цели здесь означает необходимость единства в идеологии, различия оправданы только в предлагаемых средствах движения вперед. Называя по традиции доктрину, ориентированную на защиту интересов большинства, социализмом, можно утверждать: социализм для XXI века это – альтруизм, возведенный в ранг идеологии. «Социализм» в такой интерпретации есть синоним понятия «эффективное общественное устройство». Для его осуществления на деле в отличие от переворотов прежних времен необходима особая – виртуальная революция, переворот в умах!

Новое в блогах

«СВОБОДА, РАВЕНСТВО, БРАТСТВО»

Из раздела «СВОБОДА, РАВЕНСТВО, БРАТСТВО

Все мы слыхали этот лозунг, произнесённый во времена Французской революции, но наши представления что это такое отнюдь не столь четкие как хотелось бы, мы по своему понимаем что такое свобода, что такое равенство и братство, у каждого своё виденье, а лучше сказать чувство свободы, равенства и братства.

Давайте попробуем разобраться, исходя из нынешних реалий жизни, нынешнего среднего культурного уровня гражданина, что такое свобода, равенство и братство.

Начнём с свободы.

В википедии мы найдём такие определения свободы.

Свобо́да — состояние субъекта, в котором он является определяющей причиной своих действий, то есть они не обусловлены непосредственно иными факторами, в том числе природными, социальными, межличностно-коммуникативными и индивидуально-родовыми[1]. Отсутствие возможности выбора, вариантов исхода события равносильно отсутствию свободы.

В философии: Свобо́да — течение событий таким образом, чтобы воля каждого действующего лица в этих событиях не подверглась насилию со стороны воли других.

Грубо говоря, можно вывести такое упрощённое определение, что свобода это когда есть неограниченная возможность управления собой и внешней средой, необходимой для поддержания своей жизнедеятельности, т.е., когда никто на тебя не влияет, а если влияет то только в выгодную для тебя сторону, конечно такой среды в природе нет, да и мы живём в обществе множества людей, желающих иметь такую же свободу управления собой и окружающей средой.

Как видим определённость есть. Свобода ощущается;

  • Если есть возможность выбора, (управления собой и средой).
  • Если человек не подвергается насилию со стороны воли других (частного лица или группе лиц).

Но тут появляются вопросы, сколько выбора должно быть, два, три, пять, десять, ведь с каждым увеличением выбора растёт напряжение, а это уже насилие, ущемление своей свободы, например со стороны того кто этот выбор определяет(делает) или поставляет. Напряжение(страх, агрессия) это фактор ограничения свободы воли, следовательно свободы проявления себя, управления собой или окружающим. К тому же на твой выбор влияет ещё целый ряд условий, например зарплата, мода, общественное мнение, реклама, культура, здоровье, и т.д. и всё это также напрягает, т.е. возможность выбора, то что есть, ограничивается тем что можно взять без дополнительного напряжения, т.е. условием самого выбора, исходя из всех слагаемых, влияющих на этот выбор, определяющий, в конечном итоге, возможности этого выбора и предполагаемую реализацию желаний и решений дающим этим выбором.

Например, в реалиях мы имеем, скажем так 100 сортов колбасы, но выбор для нас не велик, зарплата ограничивает выбор до 10 -20 сортов, здоровье(мы ведь понимаем что некоторое сорта уже висят тут не один год, плюс печёнка не любит жирного) снижает эту возможность до 7-15 сортов, к тому же есть ещё мода и т.д. остаётся 5 сортов которые и определяют наш выбор, а с этим, на сколько мы свободны.

При этом мы живём в обществе, где каждый имеет свободы столько сколько ему позволяют окружающие люди и общество в целом, а лучше сказать, общение (в широком смысле от экономики, культуры, и т.д.), т.е. мы можем получить свободы столько, сколько другой гражданин может нам отдать своей свободы, другими словами мы сталкиваемся с некой пропорцией свободы, например, кто то может иметь 60% свободы за счёт 40% свободы кого другого. В принципе мы и живём в таком обществе, кто то имеет заводы, недвижимость, деньги, а кто то на этих заводах работает, и зарабатывает свободу этим хозяевам(частным лицам), за счёт своей не свободы или говоря языком социалиста, хозяин эксплуатирует своего рабочего.

Мы конечно можем встретить этого владельца в магазине в очереди в кассу и он будет иметь столько же свободы сколько и мы, но уже его кошелёк и чувство цены себя и денег (для него 100 руб. это как наши 10 руб. или даже 1 руб.), выбор товара, осознание принадлежности к элите, даёт ему большее чувства свободы, и это чувство(в основном) заработано теми, кто отдал часть своей свободы этому владельцу заводов и других богатств. Конечно и он не столь свободен, он так же напряжён, ведь ему приходится переживать(нервничать) за своё огромное состояние, свою собственность, даже если за ней есть кому ухаживать, слуги, секретари, управляющие, просто рабочие, которые заботятся о богатстве хозяина, поддерживают эту собственность в рабочем состоянии, тем самым обеспечивая комфорт своего хозяина, его уровень свободы, но всё же, чем больше собственности, тем больше напряжения, это как возможность выбора, чем больше выбора, тем сложнее выбирать, тем напряжённей выбор, тем сложнее действовать, тем больше ограничений в действиях. Таким образом, часть собственности начинает ощущаться излишней, она отягощает, т.е. накопление собственности, не дающей или с маленькой прибылью, (лучше сказать чрезмерной), начинает напрягать создавать не свободу.

Читать еще:  Need for Speed / Need for Speed 2015

Кто то может сказать, что работая, ухаживая за комфортом хозяев мы получаем деньги и на эту зарплату можно купить себе собственность, которая может оградить нас от влияния окружающих, защитит от агрессии, страха, предоставит больше свободы действий, возможности отдохнуть(побыть полностью свободным где то на Канарах в окружении разных слуг), с одной стороны это так, но это временная возможность, у того же хозяина её больше. К тому же надо понимать что создавая раковину собственности мы ограждаем себя не только от влияния из вне, но и своих действий, влияющих на внешний мир, а ограничив своё влияние мы ограничиваем возможность развития в сторону своёй выгоды, изменения этого мира и себя, что создаёт условия последующей деградации, себя и мира вокруг, что может сделать этот мир вообще не приемлемым для жизни и уже никакая раковина не спасёт.

Другими словами, построив раковину из своей собственности, можно ощущать себя свободным, ты управляешь своей собственностью и не от кого не зависишь, но только внутри своей раковины и что дальше, ведь тебе необходимо питание, одежда, развлечение, да и без общения(инстинкта размножения) тебе не прожить (одичаешь), можно конечно надеть бронежилет, взять нож, винтовку, или нанять охрану, тем самым обеспечить себе пребывание за пределами своей раковины, но разве такие риски, это выход. Так что хочешь не хочешь, а делиться частью своей собственности(налоги, труд) с организацией жизни вне границ своей собственности придётся.

Хорошо если на такую организацию, много средств не потребуется, хорошо если внешний мир(государство) пространственно не велик и материально не сложен, если народа в нём не много и он разумен, а если безумен . а если в нём нет равновесия, если в нём есть не только те, кто с собственностью, но и те кто без неё или её у кого то слишком мало и/или слишком много и ему нужны слуги, что бы за этой собственностью следить, и поэтому он ищет или уже нашёл возможности влиять на твой внешний мир, что бы загнать тебя в прислугу, обеспечить для себя комфорт, отобрав у тебя часть комфорта(например на время твоего пребывания во внешнем мире и возможность купить себе поесть и развлечься). Понятно что в таком обществе создать равновесие, сложно, все механизмы которые призваны это сделать (рынок, законы), увы, устанавливают равновесие на время и не везде и оно не качественное, так как не успевает обуздать возникшие пороки человека (жадность, эгоизм, лживость, тщеславие), а то и наоборот провоцирует эти пороки, вернее есть необходимость в их проявлении, ведь они могут давать прибыль, например продавцу, дают возможность манипулировать желаниями, а значит сознанием, т.е. получение свободы от кого то, добровольно.

И так, что из этого следует, что если ты ограничен в выборе, если тебя эксплуатируют (напрягают) волевым или законодательным образом(ведь закон устанавливают для управления тобой, а это волевое решение, это ограничение) или управляют с помощью СМИ и рекламы, если твоя жизнь наполнена излишествами, например которые не очень согласуются с культурными, нравственными, экономическими ценностями, в пространстве и времени, если твоя активность наполнена чрезмерной энергией и влиянием материальной составляющей (собственности) и уже несёт разрушающий момент для окружающего и себя, так как провоцирует сильные эмоции и возможно порочные чувства, т.е. говорить, что ты при этом свободен, вне раковины своей собственности, сложно. В нашем мире можно купить себе немного свободы, например, заработать за год денег и поехать отдыхать на 10 дней, только вот компенсирует ли эти 10 дней свободы, год несвободы.

То есть всё указывает на то, что только в равновесной пропорции, равенства, равноправия, возможна настоящая свобода человека, когда человек напрягает другого человека, на столько, на сколько другой человек напрягает его. Только в равновесной версии общественного устройства не потребуется большой раковины в виде личной собственности, так как защищённость уже обеспечена минимальными рисками из вне, ведь все равны. Конечно, равенство относительно в нашем разнообразном и многообразном мире, кто то активен в одном, кто то в другом, и эта активность уже создаёт неравновесие, но на сколько. В природе, всё устроено разумно, эта разумность формировалась миллионы лет, например лев не съест больше, чем вмещает его желудок, чем требует его прайд, т.е. уровень неравновесия не велик и не растёт, он поддерживается общим равновесием пищевой цепочки. Вот только мы создали искусственную среду, мы заменили желудок кошельком и наполняем его бумажками, которые можно печатать и копить бесконечно, а значит копить собственность и возможность влияния, чем нарушили возможность создать равновесную систему, мы оторваны от своей природы. Конечно мы так же как и природа ищем вариант общественного устройства в котором будет легко создать и поддерживать равновесие, и возможно нам потребуется намного меньше миллиона лет, как природе.

И так мы обозначили понимание, свободы и равенства, осталось рассмотреть понятие братство. Начнём с того что природа сделав нас собственниками, по сути эгоистами, что в принципе усложняет возможность размножения и развития, всё же нашла вариант прогрессивного био устройства, разделив нашу биохимию и биофизику саморегулирования(самореализации), вложив их в разные тела, мужское и женское, привязав их химией любви, дающей шанс размножаться и видоизменяться (развиваться), и этим природа выразила свою гениальность. Такая возможность, существенно повлияла на весь комплекс организации жизни, что позволило нам, создав раковину своей личной свободы, не замкнуться в ней, не одичать, а научиться делиться этой собственностью с другой своей половиной, не утратив управляющий момент влияния на эту собственность, даже в условиях расширения количественного состава семьи и рода. Тут можно говорить, что мы в процессе химии любви, формируем некое единство между мужчиной и женщиной, т.е. ощущение собственности мужчины на женщину, а женщины на мужчину, и хоть это и кратковременное чувство всё же оно поддерживает баланс любовных отношений. Касательно детей то процесс возникновения собственности на детей, а детей на родителей, и детей на детей, более длителен и не столь эмоционален, но всё же он показывает, что человек способен найти такие точки соприкосновения, при которых возникает чувство единства и целостности, двух(а может и больше), на первый взгляд, независимых собственников. То есть братская любовь это не пустой звук, это тот стимул который позволяет обобществить личную собственность, сделав её доступной для каждого, а собственность каждого доступная тебе лично, а твоя собственность доступная всем, способна обогатить всех, братьев и сестёр, всех граждан внешнего мира (государства), обезопасив жизнь, а с этим делая каждого предельно свободным и равноправным.

Читать еще:  Stainless Games Ltd.

Как видим лозунг «свобода, равенство, братство», объединяет понимание сути общественного устройства будущего, к которому мы должны стремиться.

В заключении хочу отметить что нынешний мир построен на принципах поддержания свободы за счёт создания раковины в виде личной или частной собственности, при этом количество и качество свободы зависит от того сколько у тебя собственности и кто за ней ухаживает, поддерживает. В СССР направление развития шло по принципу обобществления собственности, воспитания братских чувств с поддержанием равенства, и по идее должно было получиться, если бы развитие системы в СССР продолжилось. В обоих случаях властная(частная) форма управления, показывает невозможность решения проблемы равновесия, равноправия, а с этим братства, так или иначе власть перетягивает на себя количество и качество свобод, отнимая её у своего народа, а лучше сказать за счёт несвободы своего народа. Вывод напрашивается, простой – народовластие или по другому коммунизм, это единственная форма управления позволяющая решить проблему создания общества братства, равенства и максимальной свободы.

СВОБОДА, РАВЕНСТВО, БРАТСТВО!

Москва. 30 октября. INTERFAX.RU Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, рассуждая в авторской программе «Слово пастыря» о лозунге французской революции «Свобода, Равенство, Братство» (фр. Liberte, Egalite, Fraternite), высказал своё экспертное мнение:

Если свобода, то не может быть равенства. Потому что свобода – это просто луг, на котором растут цветы и травы, и каждая трава поднимается в меру своей силы. Равенства нет: одна более сильная, другая послабее, а третью вообще не видно. А вот если равенство, то это подстриженный газон, все равны, но никакой свободы… если бы пораньше об этом задумались наши горе-интеллектуалы, если бы такого рода сравнение пришло им в голову, если бы такого рода сравнение распространить в массовом сознании, то, может быть, повнимательнее отнеслись бы к этому соблазнительному лозунгу: «равенство, братство, свобода», ведь революция совершалась, в первую очередь, ради свободы.

Как однажды сказал другой наш пастырь, на этот раз светский, если бы у бабушки были яйца, она была бы дедушкой. Логично, чёрт возьми. Если бы Мария Кюри пораньше задумалась, она бы открыла не радиоактивность, а дом греха, разврата и сладострастных утех, тогда не пришлось бы сбрасывать в чернобыльский реактор биороботов, а Литвиненко был бы жив.

О какой именно революции гражданин Гундяев вел речь, 1793 или 1848 года, или какой-то совершенно иной того периода? Ведь лозунг «Французская республика! Свобода, Равенство, Братство!» был актуален на протяжении 55 лет и актуален и по настоящее время. При чём 25 февраля 1848 году под этим лозунгом буржуазия вместе с пролетариатом, последний шел с лозунгом «Да здравствует республика, демократическая и социальная!», окончательно нарисовала церковнославянскую букву хер на слове «феодализм». Может лозунг пролетариата внушает опасение гражданину Гундяеву?

Как писал, другой бородатый дядька, которого в отличие от нашего патриарха, немного подзабыли:

«Заставив временное правительство, а через его посредство всю Францию, принять республику, пролетариат сразу выступил на первый план как самостоятельная партия, но в то же время он вызвал на борьбу с собой всю буржуазную Францию. Он завоевал только почву для борьбы за своё освобождение, а отнюдь не само освобождение» — К. Маркс «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.».

Но барыши в виде СВОБОДЫ и РАВЕНСТВА получил капитал, а пролетариат оказался в пролете.

И в чём же тогда заключалась свобода? Это свобода от абсолютизма и деспотизма монархии и её ближайшего окружения. Что такое равенство? Это равенство всех не только перед законом, но и отсутствие сословных титулов, возможность построить общество равных возможностей. Что такое братство? Это объединение всех классов против монархии и её защитников. Всё это было тогда 170 лет назад в революционной Франции.

А что сейчас в России?

А в России именно так, как сказал гражданин Гундяев, он сказал верно и это факт: только его свобода — это свобода только для сильных мира сего, а равенство — это фантазии и грезы революционного пролетариата. Ведь его свобода — это свобода власть имущих и богатых, возможность капитала свободно грабить, свободно эксплуатировать, свободно нанимать и выгонять рабочую силу. Хотя и для простых работяг всегда найдётся свобода: СВОБОДА сдохнуть под забором, если не выберешь СВОБОДНЫЙ труд за те гроши, что по БРАТСКИ за него дают. Гражданин Гундяев за СВОБОДУ бесконтрольных пожертвований, но против равенства в уплате налогов на полученные доходы. Гражданин Гундяев говорит от имени и лица правящего класса, класса капиталистов как их верный, РАВНЫЙ союзник и СВОБОДНЫЙ помощник. Такая свобода свойственна и характерна только капиталисту, но ни как не пролетариату.

Но давайте вернёмся к аналогиям с пчёлками и цветочками. Что касается равенства луговой травы и цветов, то они равны перед силами природы (ограничены ими в своей свободе), которая ни для кого не делает исключения, чего не может сказать о себе РПЦ, взаимоотношения которой с законом нельзя назвать равными. Что же касается газона, то тут равенство весьма условно: мелкая трава как была мелкой, так и осталась, а вот крупную, да, подравняют, сорняки прорвут. Свобода газона определяется высотой стрижки, которая зависит от модели газонокосилки и отношения к своей работе газонокосильщика. Только вопрос в том, что газонокосильщик не вечен и противостоять всё той же природе бесконечно не сможет. Границы свободы определяются государством, газонокосильщиком, которым возможно хочет стать согласно экспертному мнению гражданин Гундяев. Такое равенство называется уравниловка и ничего общего с интересами пролетариата не имеет. Для пролетариата СВОБОДА это луг, а РАВЕНСТВО это свобода развития и возможностей, независящих от доброй милости природы.

И беда «горе-интеллектуалов», по мнению гражданина Гундяева в том, что они вместо того, чтобы нести пожертвования на открытие ещё одной точки по продаже свечек, задумались и осознали, что при ни чем неограниченной СВОБОДЕ (свободе угнетения, эксплуатации, власти капитала) должно быть РАВЕНСТВО возможностей, что бы защитить право на достойную жизнь. Пролетариат за РАВЕНСТВО возможностей, чтобы даже у самого слабого было возможность жить, развиваться и стать сильным, за СВОБОДУ от власти капитала, эксплуатации и угнетения.

Таким образом гражданин Гундяев осуждает «горе-интеллектуалов» за их действия, за их желание остановить и уничтожить дикую помесь феодализма и капитализма Российской Империи, за их желание сделать общество СВОБОДНЫМ и РАВНЫМ в интересах подавляющего большинства трудового народа, а так же за то, что эти «горе-интеллектуалы» построили первое в мире Социалистическое государство – страну Советов.

Свободу, Равенство, Братство наемные работники, пролетариат, может завоевать только для себя как для класса только в союзе с мелким и средним собственником, как он это сделал сто лет назад.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector