0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Новая жизнь. Новая история

С понедельника — новая жизнь: 7 историй увольнений, после которых жизнь изменилась к лучшему

Главная → Вызов → Жизнь → С понедельника — новая жизнь: 7 историй увольнений, после которых жизнь изменилась к лучшему

Анна Зейбель-Остапчук, специалист по налогообложению

В то время в МГИМО начали вводить Болонскую систему, согласно которой хорошие оценки были возможны только при хорошей посещаемости. То есть делай что хочешь, но твоё тело физически должно быть на лекции. Ко мне уже тогда подходили преподаватели и говорили: «Если работаешь, то бери «академ» и работай, а если хочешь учиться — иди и учись». Так что увольнение, каким бы неожиданным оно ни было, помогло мне в учёбе. Кроме того, буквально спустя полтора месяца мне предложили другую работу. Всемирный банк в то время начал совместный проект с МЭРТ по реформе НДС. Они увидели моё резюме и пригласили на работу. На собеседовании сказали, что можно работать из дома, оплата почасовая. То есть я работала в удобное для меня время, в удобном для меня месте, чудесно совмещая это дело с учёбой. Плюс и платили за это замечательно. Не работа, а мечта! Даже коллектив подобрался прекрасный, начальство хорошее — жалко только, что длился проект не очень долго.

В общем, главное — чётко понимать, чего ты хочешь, и тогда всё сложится.

Мария Волкова, управляющая сети бутиков для будущих мам

И знаете что? Лучшей ситуации в нашей жизни ещё не было. Во-первых, тогда действовал какой-то коллективный договор, по которому нам выплатили по шесть зарплат. А дело было в мае, так что мы с сестрой шикарно отгуляли всё лето, даже не думая искать работу. Во-вторых, осенью мою сестру позвали обратно в ту же компанию — только в другой филиал, где коллектив получше, должность выше и оклад больше (примерно на 30%). Мы до сих пор вспоминаем, как тогда расстраивались «бабушки» — они же могли всё лето провести на даче с шестью зарплатами, но побоялись. А я кардинально сменила сферу деятельности и вышла в рекламное агентство менеджером по продажам. И оклад у меня стал в два раза выше. Затем я снова сменила деятельность и ушла работать в сеть бутиков для будущих мам. Сейчас я уже управляющая сети, а также мама троих детей. Об уходе я ни на минуту не пожалела.

Илгиз Б., директор корпоративного отдела консьерж-компании

Тогда меня позвали в крупнейшую консьерж-компанию в России. Меня долго хантили, но я не соглашался, так как позиция была существенно ниже — вместо директора меня звали на ассистента. Но в итоге мой тогдашний руководитель, а сейчас уже близкий друг так заразил меня самой идеей работы в этой сфере, что я согласился и сейчас ничуть не жалею. Я быстро вырос — сначала до директора отдела продаж, а затем до директора корпоративного отдела. Консьерж-сфера значительно шире, она даёт больше перспектив. Я уже и мир повидал, и друзей завёл на самых разных уровнях, да и в принципе понимаю, что здесь поле для деятельности значительно шире, а значит — и интереса больше.

Алёна Власова, дизайнер интерьеров

Поступать я вообще-то хотела давно, но то денег не было, то времени — обучение ведь дневное и длится около года. Ну а тут вроде как подвернулась возможность. К тому времени я уже сделала ремонт у себя и у некоторых друзей и решила, что вот он, мой шанс. Ещё раньше я ходила на курсы рисования, и преподаватель говорила мне, что у меня талант. Я тогда сомневалась, говорила ей: да ладно, дизайнеров интерьеров — как грязи, кому я вообще нужна. Но она мне на это отвечала: «По-настоящему талантливым специалистам место под солнцем всегда найдётся». Всё это и подтолкнуло меня к учёбе в школе «Детали».

Сказать сейчас, что я счастлива от сделанного выбора, не сказать ничего. Это действительно моё. Даже скептически настроенный муж, когда увидел, как на защите диплома (красного, кстати) профессоры МАрхИ жмут мне руку, понял, что я не просто отвлекаться ходила. Сейчас у меня множество проектов — иногда веду по четыре проекта на разных стадиях одновременно. Один из моих проектов попал в журнал Salon.

Может, и плохо так говорить, но на самом деле я рада, что у нашего банка отобрали лицензию. Ведь я бы тогда оттуда не ушла и не попробовала бы себя в дизайне. А сейчас я зарабатываю не меньше, чем тогда, но при этом имею свободный график и занимаюсь более творческой работой, которая приносит мне невероятное удовлетворение.

Владимир Волков, трейдер

Я видел, что происходит с моими знакомыми, которые оказались в том же положении, и был абсолютно подавлен. Я понимал, что в декабре никто новых сотрудников не ищет, в январе все ещё отдыхают, так что у меня, по сути, было месяца полтора на поиск работы. И то при хорошем раскладе. Многие знакомые искали новую работу по девять месяцев, по году, некоторые — по два. Банковский сектор резко сократился и продолжал сокращаться, на рынке оказалось много отличных специалистов, многие моложе меня, лучше меня, опытнее меня. Морально я уже готовился ходить на собеседования раз в месяц и долго сидеть без работы.

Читать еще:  Kill la Kill the Game: IF

Но тут мне повезло — я как раз попал в так называемые окошки работодателей и ходил на собеседования по два-три раза в неделю. Меня звали и русские компании, и зарубежные. У иностранных компаний условия традиционно получше, поэтому я был уверен, что туда и конкурс повыше. Но мне действительно повезло, и 14 февраля, как бы смешно это ни звучало, я вышел на новую работу. Я вышел в российскую компанию на свой же оклад, что в нынешней ситуации просто шикарно. У меня похуже соцпакет, но при этом предыдущий работодатель оказался суперпорядочным — сохранил мне и всей моей семье (а это трое детей) медицинскую страховку на год вперёд, выплатил положенные отступные в шесть зарплат, а также заработанные новогодние бонусы.

А если вспоминать действительно уникальные истории с везением и увольнением, то был у нас в компании один сотрудник, которого долго и упорно хантили из банка JP Morgan Chase. И вот его наконец схантили (заплатив при этом приветственный бонус в размере годовой зарплаты). Он вышел на работу в девять утра, а в 11:30 стало известно о падении банка Lehman Brothers, глобальном сокращении акций. Этого сотрудника сократили, выплатив ему ещё отступные в размере от шести до двенадцати зарплат. Вот так плодотворно он провёл 2,5 часа на новой работе. После этого он на три месяца уехал в Австралию — на сёрфе учиться кататься.

Катерина Фурман, гипнотерапевт

Получилось, что параллельно у меня было две работы, муж и ребёнок. У меня начался стресс от постоянной усталости, а вдобавок серьёзный конфликт ценностей. Ну представьте: днём я продавала алкоголь (и можно сколько угодно говорить о том, что компания у нас была суперответственная и сознательная, но мы в рамках закона всё равно придумывали варианты, как стимулировать людей покупать больше алкоголя), а вечерами лечила тех же людей от алкогольной зависимости. И видимо, этот конфликт начал отражаться на качестве моей работы. Меня вызвала моя начальница на разговор — мол, не очень-то ты стараешься. Ну а так как стараться я не планировала, то сразу же написала заявление по собственному желанию. То есть технически меня вроде как не уволили, но, по сути, я довела до этого ситуацию.

А что сейчас? А сейчас счастье. Мои доходы существенно выше, чем тогда. У меня совершенно другой график, который я составляю сама. Понятно, что я не сижу весь день на диване, что и статьи надо писать, и в конференциях участвовать, и сами сессии с клиентами разные и по типу, и по интенсивности. Но глобально я сама выбираю, с кем мне работать. Нет ситуации «начальник дурак», потому что я сама себе начальник. Но конечно, на первых порах не было так сладко. Когда я ушла с основной работы, у меня не было ещё достаточной клиентской базы, плюс это совпало с трудностями на работе у мужа. Какое-то время мы не были уверены, что в следующем месяце будет чем платить по ипотеке. Но этот стресс был операционный — не фундаментальный конфликт ценностей. Я сейчас понимаю, что только уйдя с той работы, я начала нормально спать. Потому что теперь я наконец в гармонии с собой.

Юлия Кузьмина, IT-специалист

Месяц я провела дома. Чтобы избавиться от депрессии, я пыталась найти новую работу, неспешно ходила на собеседования и много времени проводила с мужем — он работал дома. Но уже буквально через три недели нашла новую работу в той же нефтегазовой отрасли — я очень квалифицированный сотрудник, а таких всегда дефицит. Но ещё спустя две недели выяснилось, что я беременна — время, проведённое дома, оказалось весьма продуктивным. Сильно задерживаться в компании я не стала, совместно с мужем мы решили, что во время беременности мне лучше не в командировки летать, а дома отдыхать. Я уволилась (уже добровольно), и мы переехали из Москвы в Подмосковье. А когда сыну было полтора года, знакомые предложили работу — по моей же специальности. Но совсем на других условиях — в офис я езжу только два дня в неделю, а остальное время работаю дома. У меня шикарное начальство, с которым не возникает никаких конфликтов или недопонимания. Сейчас прошло уже больше года, и я понимаю, что всё сложилось просто идеально — мы воспитываем ребёнка за городом, как всегда и хотели, у меня интересная работа, удобный график, который позволяет уделять время семье. Чего ещё желать?

Фильм «Новая жизнь Аманды»

В прокат вышла мелодрама Микаэля Херса «Новая жизнь Аманды», показанная в программе «Горизонты» Венецианского фестиваля 2018 года и получившая там специальный приз Laterna Magica. Рассказывает Юлия Шагельман.

Аманде (Изаура Мюльтрие) семь лет, она живет в Париже с мамой Сандрин (Офелия Кольб), учительницей английского, ходит в школу и любит кататься на велосипеде. Случайный папа исчез с их горизонта, толком на нем не появившись, но по нему никто не скучает, ведь у Аманды и ее мамы все хорошо. Третий член их маленькой семьи — брат Сандрин Давид (Венсан Лакост), 24-летний обаятельный раздолбай. Они с сестрой очень близки, потому что тоже росли в неполной семье: мама оставила их еще в детстве и уехала к себе на родину, в Англию. Давид живет одним днем, перебивается случайными работами — подрезает деревья и кусты в парке, встречает туристов и помогает им заселиться в съемные квартиры — и особо не задумывается о будущем. Иногда туристов приходится ждать, и тогда он может, например, опоздать забрать Аманду из школы, к неудовольствию Сандрин. Но такие размолвки, уже через пять минут заканчивающиеся примирением, единственные в их в целом безмятежном существовании.

Первые 25 минут фильма на экране царит полная идиллия. Летний Париж, снятый на 16-миллиметровую пленку, что придает изображению особую мягкость и теплоту, прекрасен, все персонажи нежны и милы друг с другом и то и дело обнимаются. В одну из квартир, за которые отвечает Давид, поселяется очаровательная Лена (Стейси Мартин), с ней у него намечаются романтические отношения, и тут тоже все идет как по маслу. Она соглашается учить Аманду музыке, с Сандрин они готовы стать подружками и уже собираются вместе на пикник в парке. Давид на пикник, как всегда, опаздывает, а приехав, обнаруживает на лужайке окровавленные тела. Здесь был теракт, Лена ранена, Сандрин погибла, и теперь все заботы о племяннице ему придется взять на себя.

Читать еще:  Sunborn Games Technology

Массовый расстрел мирных людей, хотя и поворотная точка сюжета, режиссера Микаэля Херса (он же выступил соавтором сценария вместе с Мод Амлин) не слишком интересует. Кто совершил теракт, почему — так и останется непроговоренным. Только к каждодневному парижскому пейзажу добавятся люди в военной форме, охраняющие парки и детские площадки, да один раз Давид и Аманда мельком станут свидетелями стычки двух женщин — одной в футболке, другой в хиджабе и черном балахоне — все в том же парке. Теракты стали привычной частью современного городского быта, как бы говорят авторы фильма, и их больше интересуют последствия таких событий для конкретных людей, а не для общественных процессов.

Что бы изменилось в этом сценарии, если бы Сандрин не была застрелена террористами, а умерла от внезапной болезни или в автокатастрофе? Авторы настолько старательно избегают сцен, которые могут показаться тяжелыми или неприятными, что, пожалуй, ничего. Если какой-то социальный комментарий и был задуман, то он тонет в сентиментальных сценах, для описания которых больше всего подходит сленговое словечко «милота».

Хотя картина четко делится на до и после смерти Сандрин, во второй части это все тот же спокойный и размеренный рассказ о хороших людях, старающихся поддержать друг друга. Конечно, Давиду приходится стать взрослым и ответственным, и это его пугает, на это накладывается скорбь по сестре, но он более или менее справляется. В общении с ребенком, тоже напуганным и одиноким, конечно, есть шероховатости, но совсем небольшие — никому не приходится обращаться к психологу, а идея насчет интерната посещает Давида совсем ненадолго и почти сразу оказывается забыта. Иногда он и Аманда плачут, а за кадром звучит грустная музыка, но кто бы в таких обстоятельствах не плакал? Чувствительным зрителям платочки точно пару раз пригодятся, а для остальных есть виды Парижа, которые никогда не подводят.

«Она не боялась самых опасных сцен»

В фильме «Новая жизнь Аманды» новая звезда французского кино Венсан Лакост сыграл роль юноши, которому после внезапной гибели старшей сестры приходится взять ответственность за свою семилетнюю племянницу. С актером побеседовал Андрей Плахов.

— В фильме затрагивается много сложных тем — в частности, он навеян последними терактами в Париже. Что вас заинтересовало в этом проекте?

— Для меня это фильм об отцовстве. Мой герой, Давид, меняется под влиянием экстремальной ситуации. Мы живем в становящемся все более опасным мире. Вокруг много полиции, обысков, детекторов, тем не менее жизнь идет. Ты знаешь, что рядом происходят страшные вещи, что подобное может случиться и с тобой, но все равно наслаждаешься жизнью. Ее трагизм даже усиливает жизненный инстинкт. Это кино про двух людей, в мир которых врывается трагедия, они проходят через болезненный опыт и находят путь друг к другу.

— Вы сказали, что это фильм об отцовстве. Вы почувствовали себя более зрелым?

— Мой герой типичен для своего поколения, он не…

Новая жизнь. Новая история

Новая история жизни на Земле

История почти в любом виде — возможно, самый нелюбимый школьный предмет. Одно из наиболее глубоких исследований на эту тему — в книге Джеймса Лёвена Lies My Teacher Told Me: Everything Your American History Textbook Got Wrong («Мой учитель мне соврал: все неправильности учебника по американской истории»[1]), и ее основной вывод можно сформулировать всего в двух словах: бесполезная вещь! Лёвен пишет: «История, рассказанная в учебниках, предсказуема, любая проблема в них либо уже решена, либо вот-вот будет решена… Авторы не используют примеры настоящего, чтобы объяснить прошлое, ибо настоящее не является источником информации для авторов учебников по истории».

Мысль Лёвена вполне ясна. В той форме, в какой американскую историю преподают в старшей школе, прошлое и настоящее не связаны друг с другом, и получается, что история не имеет никакого отношения к современности, никоим образом не влияет на нее. И все же вывод Лёвена не совсем верен, особенно если говорить об истории развития жизни на Земле, древность которой записана на камнях, в молекулах и цепочках ДНК, присутствующих в любой нашей клетке. Польза изучения этой истории бесспорна, как и то, что знание истории Жизни может уберечь нас от почти полного вымирания.

В начале 1960-х годов великий американский писатель Джеймс Болдуин заметил: «Людям никуда не деться от истории, как и истории никуда не деться от людей»[2]. Он имел в виду человечество, однако эти слова будут столь же верны, если заменить слово «люди» на «вся жизнь на Земле, в прошлом и настоящем», поскольку каждая цепочка ДНК в каждой клетке человеческого организма есть древняя запись биологической истории, сделанная простым кодом и передаваемая из поколения в поколение. Можно сказать, что ДНК и есть не что иное, как история, воплощенная в физической форме. Форма эта медленно создается и развивается в течение многих эпох с помощью самого беспощадного из всех создателей — естественного отбора. ДНК — история, живущая в нас, при этом она диктует нам свои условия. Это модель нашего тела, которая решает, что мы передадим нашим детям — дары во благо или мину замедленного действия. Нам и в самом деле никуда не деться от этого своеобразного носителя истории, которому никуда не деться от нас.

Читать еще:  В Half-Life 2 показали неотличимых от реальных динозавров

История развития жизни дает ответы на многие непростые, но такие актуальные вопросы, которыми задается каждый из нас: как нам, людям, удалось стать маленькой, только-только распустившейся веточкой на огромном дереве жизни? Какая борьба ожидает наш вид в будущем, какие невзгоды оставляют свои следы на нашей, человеческой, ветви этого старого дерева, которому четыре миллиарда лет? Прошлое помогает понять, какое место мы занимаем среди более двадцати миллионов ныне живущих видов, а также несметного числа других, которые уже исчезли. Исчезновение любого вида означает исчезновение и будущей вероятной эволюционной истории еще неназванных видов.

На страницах этой книги мы пройдем долгий путь к нашему будущему, переживем давние испытания, с которыми пришлось столкнуться нашим предкам: огонь, лед, удары молнии, ядовитый газ, клыки хищников, беспощадную конкуренцию, смертельные дозы радиации, голод, многочисленные изменения условий среды обитания, а также войны и завоевания в борьбе за освоение каждого пригодного к жизни уголка этой планеты. И каждый эпизод стал слагаемым всей суммы информации в существующей сегодня ДНК. Каждый кризис или война изменяли геномы, добавляя или расщепляя различные гены. Каждый из нас — потомок выживших в катастрофах и закаленных временем людей.

Есть еще одна, и даже более весомая, причина заниматься изучением истории возникновения жизни, ее назвал Норман Казинс: «История — это огромная система раннего оповещения»[3]. Эта мудрая мысль была высказана в разгар холодной войны. Более поздние поколения слабо представляют себе, что значило расти в 1950–1960-е годы, когда еженедельно сирена оповещения гражданского населения напоминала нам, детям, что любой слабый звук реактивного самолета может быть началом конца.

Войны без конца взимают зловещую дань с человечества — физическую, экономическую, эмоциональную. История развития жизни имеет много общих черт с историей человеческих конфликтов. Эволюция средств нападения у хищников (более сильные когти и клыки, резкие запахи, даже ядовитые шипы и жала, чтобы ловить и убивать другие виды) инициирует развитие элементов противоборства у потенциальных жертв (более надежная защита тела — панцирь, более высокая скорость передвижения, развитие способности прятаться), а иногда — и возникновение защитного оружия. Все это можно назвать «биологической гонкой вооружений». Многие знаменательные события эволюции не могут повторяться, поскольку у эволюции слишком большие сроки периодов развития, рассчитанные на то, чтобы наполнить биосферу конкурентоспособными и хорошо приспособленными организмами. Например, вряд ли возможно повторение Кембрийского взрыва, в результате которого возникло множество основных форм животного мира. Но что действительно может повторяться, так это явления, противопоставленные жизни и разнообразию, например, вымирание, или даже массовое вымирание, как это происходило в прошлом из-за катастрофических событий.

Каждой молекулой углекислого газа, попадающей в атмосферу, мы игнорируем сигналы системы раннего оповещения, которые напоминают нам, что в прошлом увеличение углекислоты в воздухе уже привело к десяти случаям массового вымирания видов и что сейчас ситуация похожая. Причинами тех случаев вымирания стали не астероиды, а быстрое насыщение атмосферы углекислым газом в результате вулканической активности и парниковый эффект, который сопутствовал ей.

В нынешнем веке наблюдается та же ситуация, что и в прошлых веках, ее назвали «парниковое массовое вымирание» — по аналогии со случаями массового вымирания, уже имевшими место в истории Земли[4]. Благодаря анализу окаменелостей, в том числе с помощью современных устройств и инструментов, мы понимаем, что опасность такого вымирания реальна и сегодня. Несмотря на это, многие наши коллеги остаются глухи или предпочитают не слышать крики умирающих не только из прошлого, но и из будущего. История развития жизни предоставила нам систему, которая предупреждает нас, что мы обязаны сократить выбросы углекислого газа в атмосферу. Однако человеческая история показывает, что люди, скорее всего, не обратят внимания на предупреждения, пока изменения климата не обернутся массовыми человеческими жертвами.

Научная информация о далеком прошлом — один из аспектов, который чаще всего игнорируется при обсуждении климатических изменений. Одно из наиболее часто (настолько часто, что его уже немного затерли) цитируемых высказываний об истории принадлежит Джорджу Сантаяне: «Те, кто игнорирует историю, обречены повторять ее ошибки»[5]. Памятуя о хорошо известных в истории случаях массового вымирания по причине быстрого увеличения углекислоты в атмосфере, нам следует особенно внимательно отнестись к слову «обречены» в высказывании Джорджа Сантаяны.

Что такого нового в этой «Новой истории происхождения жизни»?

Ни одна книга не может в полной мере воссоздать историю развития жизни. Приходится делать выбор, и наш выбор был продиктован словом «новая». Последняя «полная» однотомная версия подобной истории вышла в середине 1990-х — удивительный бестселлер Life: A Natural History of the First Four Billion Years of Life on Earth («Жизнь: естественная история первых четырех миллиардов лет жизни на Земле»[6]), автор — британский палеонтолог и писатель Ричард Форти. Его произведение восхитительно, и по сей день его приятно читать, а в нашем случае — перечитывать, и это — спустя 20 лет с момента публикации! Но наука развивается очень быстро, сегодня мы уже знаем то, что не было известно два десятилетия назад. Развиваются даже целых два научных направления, которые только зарождались в 1990-е годы: астробиология и геобиология. Развитие технологий позволило извлечь совершенно новые образцы из окаменелостей и горных пород, а также выявить прежде неизвестные таксоны. Изменились даже принципы научных исследований, и теперь самые значительные открытия делаются на стыке некогда самодостаточных и хорошо известных наук: геологии, астрономии, палеонтологии, химии, генетики, физики, зоологии и ботаники — каждая наука символически обретается в университетах в своем отдельном здании, имеет не только свой собственный факультет, но и свой терминологический аппарат и комплекс методов, позволяющих получать новую информацию.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector