0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Лекарство от меланхолии

Лекарство от меланхолии

Аннотация: «Когда все потеряно, остается надежда», — утверждает герой одного из рассказов Рэя Брэдбери. И эти слова могли бы стать эпиграфом ко всему сборнику «Лекарство от меланхолии», на страницах которого всегда найдется место для грустных улыбок и добрых чудес.

Книга представляет собой оригинальный авторский сборник «A Medicine for Melancholy» в переводе на русский язык.

A Medicine for Melancholy, 1960

1. In a Season of Calm Weather / Погожий день

2. The Dragon / Дракон

3. A Medicine for Melancholy / Лекарство от меланхолии

4. The End of the Beginning / Конец начальной поры

5. The Wonderful Ice Cream Suit / Чудесный костюм цвета сливочного мороженого

6. Fever Dream / Горячечный бред

7. The Marriage Mender / Примирительница /

8. The Town Where No One Got Off / Город, в котором никто не выходит

9. A Scent of Sarsaparilla / Запах сарсапарели

10. Icarus Montgolfier Wright / Икар Монгольфье Райт

11. The Headpiece / Шлем

12. Dark They Were, and Golden-eyed / Были они смуглые и золотоглазые

13. The Smile / Улыбка /

14. The First Night of Lent / Первая ночь великого поста /

15. The Time of Going Away / Время уходить /

16. All Summer in a Day / Все лето в один день /

17. The Gift / Подарок / Подарок

18. The Great Collision of Monday Last / Страшная авария в понедельник на той неделе

19. The Little Mice / Мышата / Маленькие мышки

20. The Shore Line at Sunset / Берег на закате

21. The Strawberry Window / Земляничное окошко

22. The Day it Rained Forever / Пришло время дождей

In a Season of Calm Weather 1957 год

Переводчик: Н. Галь

Однажды летним полднем Джордж и Элис Смит приехали поездом в Биарриц и уже через час выбежали из гостиницы на берег океана, искупались и разлеглись под жаркими лучами солнца.

Глядя, как Джордж Смит загорает, развалясь на песке, вы бы приняли его за обыкновенного туриста, которого свеженьким, точно салат-латук во льду, доставили самолетом в Европу и очень скоро пароходом отправят восвояси. А на самом деле этот человек больше жизни любил искусство.

— Ну вот… — Джордж Смит вздохнул. По груди его поползла еще одна струйка пота. Пусть испарится вся вода из крана в штате Огайо, а потом наполним себя лучшим бордо. Насытим свою кровь щедрыми соками Франции и тогда все увидим глазами здешних жителей.

А зачем? Чего ради есть и пить все французское, дышать воздухом Франции? Да затем, чтобы со временем по-настоящему постичь гений одного человека.

Губы его дрогнули, беззвучно промолвили некое имя.

— Джордж? — Над ним наклонилась жена. — Я знаю, о чем ты думаешь. По губам прочла.

Он не шевельнулся, ждал.

— Пикассо, — сказала она.

Он поморщился. Хоть бы научилась наконец правильно произносить это имя.

— Успокойся, прошу тебя, — сказала жена. — Я знаю, сегодня утром до тебя докатился слух, но поглядел бы ты на себя — опять глаза дергает тик. Пускай Пикассо здесь, на побережье, в нескольких милях отсюда, гостит у друзей в каком-то рыбачьем поселке. Но не думай про него, не то наш отдых пойдет прахом.

— Лучше бы мне про это не слышать, — честно признался Джордж.

— Ну что бы тебе любить других художников, — сказала она.

Других? Да, есть и другие. Можно недурно позавтракать натюрмортами Караваджо — осенними грушами и темными, как полночь, сливами. А на обед — брызжущие огнем подсолнухи Ван Гога на мощных стеблях, их цветенье постигнет и слепец, пробежав обожженными пальцами по пламенному холсту.

Читать еще:  Ваша первая игра на ПК

Рассказ «Лекарство от меланхолии»

Год издания рассказа: 1959

Рассказ Рэя Брэдбери «Лекарство от меланхолии» дал название сборнику рассказов писателя, который вышел в 1960 году. В него вошли такие рассказы как «Все лето в один день», «Улыбка» и многие другие произведения, которые по сей день пользуются огромной популярностью. Благодаря именно таким произведениям Рэй Брэдбери по сей день входит в топ 100 самых популярных писателей.

Сюжет рассказа «Лекарство от меланхолии» кратко

Действие рассказа «Лекарство от меланхолии» Рэя Брэдбери переносит нас в Лондон 1762 года. Девятнадцатилетнюю Камиллу медленно убивает неизвестная болезнь. Уже шестой доктор Джимп предлагает ей приложить пиявок, а затем предлагает чудодейственное средство. Но не мистер не миссис Уилкес уже не верят в эти слова. Они отдают очередной шиллинг доброму доктору и решают, что делать дальше. В порыве безысходности мистер Уилкес предлагает привести мусорщика, который может быть вылечит дочь. И неожиданно его идею одобряет сын – Джейми. Но он предлагает не привести мусорщика, а спустить сестру на улицу. Ведь мимо их дома каждый час проходит более тысячи людей. За день пробегают более 20 тысяч. Наверняка многие из них захотят предложить чудодейственное средство. И какое-то из них должно сработать.

Главная героиня рассказа Рэя Брэдбери «Лекарство от меланхолии» одобряет эту идею и ее на кровати спускают вниз. Буквально сразу же к ней подходит цыганка и дает несколько советов. Мистер Уилкес едва успевает из записать. Потом подходит девушка, которая явно видит, чем больна Камилла, но она убегает. А затем вокруг девушки скапливается целая толпа. Чтоб хоть немного поубавить ее Джейми предлагает брать с каждого по два пенса. За день они насобирали 395 фунтов и 400 пенсов. Но теперь они имеют более чем 200 лекарств и не знаю какое выбрать. Камилла уже просит вновь занести ее наверх, но в этот момент подходит мусорщик.

Он то и рассказывает, что сегодня будет полнолуние. И девушку нужно просто оставить на улице, и луна вылечит ее. Камилла верит этому лекарству и после недолгих пререканий убеждает отца и мать оставить ее здесь одну. Ночью к главной героини рассказа «Лекарство от меланхолии» Брэдбери приходит трубадур. Он говорит, что название ее болезни Камилла Уилкес и называет девушке ее симптомы. Девушка очень удивлена такому названию болезни, но ей становится холодно. Трубадур на которого падает свет, оказывается тем самым мусорщиком. Он ложится рядом с девушкой дабы согреть ее. Он говорит: «Лекарство от болезни таково…».

На рассветет мать и отец Камиллы, спускаются к дочери. Они боятся увидеть хладный труп, но обнаруживают розовощекую мирно спящую девушку. Увидим родителей девушка говорит, что до рассвета еще далеко и предлагает им потанцевать, пока некто не видит.

Рассказ «Лекарство от меланхолии» на сайте Топ книг

Рассказ и сборник Рэя Брэдбери «Лекарство от меланхолии» читать настолько популярно, что произведения попали в наш список лучших фантастических книг. И хотя их место не так высоко для книги, которой более 50 лет — это несомненный успех. Тем более что в рейтинге книг научной фантастики, куда несомненно стоит отнести сборник, произведения заняли более чем достойное место.

Лекарство от меланхолии

THE MEDICINE FOR MELANCHOLY

Copyright © 1959 by Ray Bradbury

© Н. Галь, наследники, 2016

© В. Гольдич, И. Оганесова, 2016

© Е. Доброхотова, 2016

© Л. Жданов, наследники, 2016

© Т. Шинкарь, наследники, 2016

© Издание на русском языке. ООО «Издательство «Эксмо», 2016

О человеке, который больше всего в жизни любил искусство[1]

Однажды летним полднем Джордж и Элис Смит приехали поездом в Биарриц и уже через час выбежали из гостиницы на берег океана, искупались и разлеглись под жаркими лучами солнца.

Глядя, как Джордж Смит загорает, развалясь на песке, вы бы приняли его за обыкновенного туриста, которого свеженьким, точно салат-латук во льду, доставили самолетом в Европу и очень скоро пароходом отправят восвояси. А на самом деле этот человек больше жизни любил искусство.

Читать еще:  В Diablo 4 показали всю мощь и свирепость варвара

Джордж Смит вздохнул. По груди его поползла еще одна струйка пота. Пусть испарится вся вода из крана в штате Огайо, а потом наполним себя лучшим бордо. Насытим свою кровь щедрыми соками Франции и тогда все увидим глазами здешних жителей.

А зачем? Чего ради есть и пить все французское, дышать воздухом Франции? Да затем, чтобы со временем по-настоящему постичь гений одного человека.

Губы его дрогнули, беззвучно промолвили некое имя.

– Джордж? – Над ним наклонилась жена. – Я знаю, о чем ты думаешь. По губам прочла.

Он не шевельнулся, ждал.

– Пикассо, – сказала она.

Он поморщился. Хоть бы научилась наконец правильно произносить это имя.

– Успокойся, прошу тебя, – сказала жена. – Я знаю, сегодня утром до тебя докатился слух, но поглядел бы ты на себя: опять глаза дергает тик. Пускай Пикассо здесь, на побережье, в нескольких милях отсюда, гостит у друзей в каком-то рыбачьем поселке. Но не думай про него, не то наш отдых пойдет прахом.

– Лучше бы мне про это не слышать, – честно признался Джордж.

– Ну что бы тебе любить других художников, – сказала она.

Других? Да, есть и другие. Можно недурно позавтракать натюрмортами Караваджо – осенними грушами и темными, как полночь, сливами. А на обед – брызжущие огнем подсолнухи Ван Гога на мощных стеблях; их цветение постигнет и слепец, пробежав обожженными пальцами по пламенному холсту. Но истинное пиршество? Полотна, которыми хочешь по-настоящему насладиться? Кто заполнит весь горизонт от края до края, словно Нептун, встающий из вод в венце из алебастра и коралла: когтистые пальцы сжимают, подобно трезубцу, большущие кисти, а взмах огромного рыбьего хвоста обдаст летним ливнем весь Гибралтар, – кто, если не создатель «Девушки перед зеркалом» и «Герники»?

– Элис, – терпеливо сказал Джордж, – как тебе объяснить? Всю дорогу в поезде я думал: боже милостивый, ведь вокруг – страна Пикассо!

Но так ли, спрашивал он себя. Небо, земля, люди; тут румяный кирпич, там ярко-голубая узорная решетка балкона; и мандолина, будто спелый плод, под несчетными касаниями чьих-то рук, и клочки афиш – летучее конфетти на ночном ветру… Сколько тут от Пикассо, а сколько – от Джорджа Смита, озирающего мир неистовым взором Пикассо? Нет, не найти ответа. Этот старик насквозь пропитал Джорджа Смита скипидаром и олифой, преобразил все его бытие: в сумерки сплошь Голубой период, на рассвете сплошь – Розовый.

– Я все думаю, – сказал он вслух, – если бы мы отложили денег…

– Никогда нам не отложить пяти тысяч долларов.

– Знаю, – тихо согласился он. – Но как славно думать, а вдруг когда-нибудь это удастся. Как бы здорово просто прийти к нему и сказать: «Пабло, вот пять тысяч! Дай нам море, песок, вот это небо, дай что хочешь, из старого, мы будем счастливы…»

Выждав минуту, жена коснулась его плеча.

– Иди-ка лучше окунись, – сказала она.

– Да, – сказал он, – так будет лучше.

Он врезался в воду, фонтаном взметнулось белое пламя.

До вечера Джордж Смит окунался и вновь и вновь выходил на берег со множеством других, то опаленных жаркими лучами, то освеженных прохладной волной, и наконец, когда солнце уже клонилось к закату, эти люди с кожей всех оттенков, кто – цвета омара, кто – жареного цыпленка, кто – белой цесарки, устало поплелись к своим отелям, похожим на свадебные пироги.

На опустелом берегу, что протянулся на мили и мили, остались только двое. Один – Джордж Смит с полотенцем через плечо, готовый совершить вечерний обряд.

Читать еще:  Галерея игры Dragon Age IV

А издали, в мирном безветрии, шел по пустынному берегу еще один человек, невысокий, коренастый. Он загорел сильнее, солнце окрасило его бритую голову в цвет красного дерева, на темном лице светились глаза, ясные и прозрачные, как вода.

Итак, вот он, берег – сцена перед началом спектакля, и через считаные минуты эти двое встретятся. Снова, в который раз, судьба кладет на чаши весов потрясения и неожиданности, встречи и расставания. А меж тем два одиноких путника вовсе не задумывались о потоке внезапных совпадений, подстерегающих каждого во всякой толпе, в любом городе. Ни тому, ни другому не приходило на ум, что, если осмелишься погрузиться в этот поток, можно ухватить полные горсти чудес. Подобно многим, они только отмахнулись бы от такого вздора и преспокойно остались бы на берегу, не столкни их в поток сама Судьба.

Незнакомец остановился в одиночестве. Огляделся, увидел, что один, увидел чарующие воды залива и солнце, утопающее в последнем многоцветье дня, потом обернулся и заметил на песке щепочку. То была всего лишь тонкая палочка из-под давно растаявшего лимонного мороженого. Он улыбнулся и подобрал ее. Опять огляделся и, уверясь, что он здесь один, снова наклонился и, бережно держа палочку, легкими взмахами руки стал делать то, что умел лучше всего на свете.

Он стал рисовать на песке немыслимые фигуры. Набросал одну, шагнул дальше и, не поднимая глаз, теперь уже весь поглощенный работой, нарисовал еще одну, потом третью, четвертую, пятую, шестую…

Джордж Смит шел по берегу, оставляя следы на песке, глядел вправо, глядел влево, потом увидел впереди незнакомца. Подходя ближе, Джордж Смит увидел, что человек этот, бронзовый от загара, низко наклонился. Джордж Смит подошел еще ближе и понял, чем тот занимается. И усмехнулся. Ну да, конечно… этот тип на берегу – сколько ему, шестьдесят пять, семьдесят? – что-то там выцарапывает, чертит. Песок так и летит во все стороны! Нелепые образы так и разлетаются по берегу! И так…

Джордж Смит сделал еще шаг – и замер.

Незнакомец рисовал, рисовал и, видно, не замечал, что кто-то стоит у него за плечом, рядом с миром, возникающим под его рукой на песке. От всего отрешенный, он был одержим вдохновением: взорвись в заливе глубинные бомбы, даже это не остановило бы полета его руки, не заставило бы обернуться.

Джордж Смит смотрел на песок. Долго смотрел, и вот его бросило в дрожь.

Ибо здесь, на гладком берегу, возникли греческие львы и козы Средиземноморья и девы с плотью из песка, словно тончайшая золотая пыльца, играли на свирелях сатиры и танцевали дети, разбрасывая цветы дальше и дальше, скакали следом по берегу резвые ягнята, перебирали струны арф и лир музыканты, единороги уносили юных всадников к далеким лугам и лесам, к руинам храмов и вулканам. Не уставала рука одержимого, он не разгибался, охваченный лихорадкой, пот катил с него градом, и струилась непрерывная линия, вилась, изгибалась, деревянное стило металось вверх, вниз, вдоль, поперек, кружило, петляло, чертило, шуршало, замирало и неслось дальше, словно эта неудержимая вакханалия непременно должна достичь блистательного завершения прежде, чем волны погасят солнце. На двадцать, на тридцать ярдов и еще дальше пронеслись вереницей загадочных иероглифов нимфы, дриады, взметнулись струи летних ключей. В закатном свете песок стал точно расплавленная медь, несущая послание всем и каждому, пусть бы читали и наслаждались годы и годы. Все кружило и замирало, подхваченное собственным вихрем, повинуясь своим особым законам тяготения. Вот пляшут на щедрых гроздьях дочери виноградаря, брызжет алый сок из-под ступней, вот из курящихся туманами вод рождаются чудища в кольчуге чешуи, а летучие паруса облаков испещрены узорчатыми воздушными змеями… а вот еще… и еще… и еще…

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector